Последний звонок. Воспоминания…

Я загорала на Эгейском море со своим Асенышем, когда в школах по всей стране прозвенел очередной последний звонок. Я узнала об этом из ТВ-новостей. Так странно… Как давно это было. Совсем как в той забытой песне.
“… А годы летят, наши годы как птицы летят.
И некогда нам оглянуться назад…”

Накануне младшему сыну исполнилось 26 лет, и я вдруг подумала, что с его последнего звонка уже прошло 10 лет. И еще минимум 15 должно пройти до будущего последнего звонка моего Асеныша.

Глядя на счастливые и одновременно грустные лица выпускников в немыслимых нарядах, невольно вспоминаешь свои чувства.

Моя школа со странным, непонятным для непосвященных названием, Компрессорная средняя школа располагалась в маленьком поселке, с еще более странным названием Газопровод. Кстати у меня и место рождения в паспорте записано: 2-ая Компрессорная станция. :-) Всегда поражалась отсутствию фантазии у советских чиновников.

Так вот, гремевшая раньше на весь район школа, имевшая несколько сотен учеников, несколько параллельных классов и даже вечернюю школу для рабочей молодежи, в мое время уже потеряла былую славу и численность. Именно ей моя мама отдала 40 лет своей жизни, она преподавала подрастающему поколению русский язык и литературу.

май 1976 года. Я усталая после последнего звонка

Мой класс, в те памятные семидесятые самый многочисленный – 20 человек, отличался какой-то особенной разнокалиберностью.

Другие классы были как на подбор. Например, класс моей старшей сестры Оли, учившейся тремя годами раньше, состоял в основном из девочек, рослых ладно скроенных. В моем были еще мальчишки, но они как и девчонки были какие-то нескладные. Здесь были собраны все крайности, все противоположности, какие только можно себе представить.

Самый низкий и самый высокий, самая худая и самая толстая, самая кудрявая и самый лысый из учеников школы. А также самые примерные отличники и самые отъявленные хулиганы и второгодники школы, которых мы собирали из предыдущих классов, но которые почему-то радостно застревали у нас навсегда.

У нас были свой Чебурашка и крокодил Гена…Два друга из деревни Петропавловка, что располагалась в 7 километрах от нашего поселка. Гена Жулев – высокий белобрысый, добродушный и улыбчивый, и Ваня Фомин – маленький, метр с кепкой, с большими печальными глазами крупными веснушками и до смешного лопоухий, оба как срисованные с мультяшных героев.

Они были непроходимыми двоечниками, ходили всегда парой и тайком курили за углом школы, чем приводили меня, круглую отличницу, председателя совета пионерской дружины, а потом и секретаря комсомольской организации, в полное замешательство.

Мне по должности полагалось бороться с этим форменным безобразием, а на деле мы с ними были хорошими друзьями, и я конечно делала вид, что не замечаю этих шалостей.

Ответ урока у доски кем-то из них превращался в настоящее шоу. Ваня покрывался красными пятнами, потел, ежился и нервно закручивал в трубочку полы своего форменного пиджачка маленькими, почти детскими ручками. Глаза беспомощно метались по классу, и умоляли о подсказке. И все хором, чуть ли не в голос подсказывали. Учителя относились к нему со снисхождением, на него невозможно было сердиться – он вызывал только улыбку.

Трудно было представить, что в будущем его ждет профессия милиционера, но жизнь вообще непредсказуемая штука. Я ни разу не видела, но почему-то живо представляю себе нашего Ванюшку, в лихо сдвинутой на затылок форменной фуражке с красным околышем, руки в бок, чтобы казаться больше… и волочащейся по земле резиновой дубинкой, висящей на поясе. :-)

ФОТО 1. Мой 8-й класс. 1974 год. Крокодил Гена крайний слева в верхнем ряду, Чебурашка Ваня крайний справа в среднем ряду (на табуретке) :-)

Еще у нас был Вовка Васильев, которого почему-то звали Вася. (На ФОТО 1. третий справа в нижнем ряду.)

Это прозвище ему совершенно не подходило, но что поделать. Почти все прозвища в нашем классе, были производными от фамилий – “Вася” – Васильев, “Кулынячка” – Кулыняк, “Фрося” – Ефросинина, “Чуня” – Чушкина, “Демуля” – Демченко – ну и так далее.

Так вот, Вася в противоположность Ване, был ужасно длинный – этакая дылда под два метра ростом. Он очень стеснялся своих неимоверно длинных ног и рук и сильно сутулился, пытаясь казаться меньше, как согнувшийся на ветру подсолнух.

Он был довольно симпатичный. Натуральный блондин с темными бровями, почти сросшимися у переносицы, (как позже мы узнаем из Печорина, это признак породы), и большими задумчивыми голубыми глазами. К тому же он был самым умным в нашем классе. Математику он знал, по-моему, лучше учительницы. Особенно это было видно в старших классах.

Я всегда сидела на Камчатке – на последней парте справа у окна. Он сидел рядом в среднем ряду, и мы частенько соревновались в скорости решения сложных задач.

В школьное окно смотрят облака,
Бесконечным кажется урок.
Слышно, как скрипит перышко слегка,
И ложатся строчки на листок.

Первая любовь. Звонкие года.
В лужах голубых стекляшки льда.
Не повторяется, не повторяется,
Не повторяется такое никогда!

Уже тогда я предпочитала ум всем другим качествам мужчины. Классе в шестом я написала ему записку с приглашением на свидание. Он к удивлению пришел…

Мы несколько часов гуляли по дальним плохоосвещенным улочкам поселка и говорили о звездах, благо небо над нами было как в планетарии. Вернее говорила в основном я. Он был молчун по натуре. После чего я твердо решила, что он все же не мой герой. Наш роман завершился даже не начавшись. :-)

Незаметный взгляд удивленных глаз
И слова туманные чуть-чуть.
После этих слов в самый первый раз
Хочется весь мир перевернуть.

Первая любовь. Снег на проводах.
В небе, промелькнувшая звезда…
Не повторяется, не повторяется,
Не повторяется такое никогда!

Я не знаю, о чем подумал Вовка-Вася, когда я потеряла к нему интерес. Да и теперь не узнаю никогда, так как его уже нет на этой земле. Володя Васильев окончив институт и, успев произвести на свет не то 4, не то 5 детей, умер в 40 лет от рака. Ах если бы тогда мы знали о нони, может этого не случилось бы…

У нас был еще один довольно высокий мальчишка – Сережа Грыжин. Но в отличие от Васи он был еще и здоровый. За что, уже будучи взрослым, получит очень подходящее ему прозвище “Глыба”.

Он действительно был очень здоровым, в смысле крупным. И при этом, как все здоровяки ужасно добродушным. Круглое лицо его всегда светилось улыбкой от уха до уха. Дело “усугублялось” еще и тем, что его почему-то всегда брили наголо, причем голова его напоминала шар – одни уши торчали. Зато ему достались такие длинные ресницы и ямочки на щеках, которым завидовали все девчонки класса. :-)

На фото, где мы еще пятиклассники, (Володя Васильев – крайний справа, а Сережка Грыжин – крайний слева), в щуплых пацанах невозможно увидеть длинного подсолнуха и будущую “Глыбу”… Но лукавую улыбку Сережки видно даже в плохом качестве.

Я стою рядом с Серегой… Чучело с пузырями на коленках. Ужас-ужас! :-)
Зато в недалеком будущем у меня будет второе место в районе по стрельбе из мелкокалиберной винтовки. Здесь мы пока только с воздушками.

Сережка один из немногих не изменит места жительства, после армии вернется в родной поселок, возьмет замуж приезжую учительницу с двумя детьми, нарожает своих и будет работать водителем на Компрессорной станции.

Именно ему, вернее и ему тоже, я обязана жизнью своей Аньки. С рождением дочки вернувшись на какое-то время в родной поселок, я работала учителем в школе. В январе 1982 года новенькая нянечка в детском саду накормила макаронами мою годовалую, но еще полностью грудную девочку. У нее начался гастроэнтерит.

Ребенок умирал, температура была под сорок, наступало обезвоживание, а мы были отрезаны непроходимыми снегами от цивилизации. Зима была на удивление снежная. И тогда начальник станции прислал мне танкетку – вездеход. За рулем был Серега… Он летел напрямую без дорог, по полям и оврагам, сокращая путь. Машина ревела как сумасшедшая, нарушая морозное безмолвие раннего утра.

Мы успели вовремя в больницу на горе – в двадцати километрах от поселка. Еще немного, и дочку уже нельзя было бы спасти. Спасибо тебе, мой далекий одноклассник!

Подробнее об этом я писала здесь.

Еще у нас училась самая худенькая девочка школы, чему я в тайне ужасно завидовала – Алла Елисеева . Она была среднего роста, тонкой и звонкой, почти прозрачной. Пепельные довольно редкие, но, в отличие от моей проволоки, мягкие волосы и широко расставленные глаза делали ее лицо необычным и интересным.

Если бы она родилась в другом месте, то наверняка могла бы стать фотомоделью, но жизнь не терпит сослагательного наклонения.

Она училась с нами не с самого начала, а пришла классе в 8. Новенькая сразу привлекла всеобщее внимание своей скромностью и тихим голосом, который на поверку оказался неожиданно сильным. Поэтому именно ей было поручено петь в новогоднем концерте “…Ах, Арлекино, Арлекино! Нужно быть смешным для всех…” – самый популярный на тот момент хит Пугачевой.

Аллочку вместо карьеры певицы и фотомодели ждала работа в детском саду. Она, как и я, сейчас живет в Москве, и пожалуй единственная из одноклассников, с кем я какое-то время поддерживала связь. От нее я узнавала новости поселка, так как здесь оставалась ее сестра.

Самую толстую девочку нашего класса, и пожалуй всей школы, звали Таня Гераськина. Она была из деревни Аннино-Зыбино и, как все деревенские, жила в интернате при школе. Ее бордовый румянец во всю щеку не сходил никогда – ни зимой, ни летом.

“Щеки словно снегири, снегири…” и курносый нос делали ее очень похожей на мультяшную хрюшку, но прозвище Чуня досталось другой Татьяне, которая относилась к категории самых кудрявых. Сейчас я бы назвала ее Кудряшка Сью, по имени киногероини, на которую она была ужасно похожа. Но американского фильма мы тогда еще не видели.

Толстушка-Таня с жиденькой косичкой была ужасно добродушной девочкой. Какой-то необыкновенно уютной и домашней. Я думаю, из нее бы вышла хорошая повариха, домашняя хозяйка, мама… Но к сожалению ее как и Володю Васильева судьба не пожалела. У нее, как у многих людей с лишним весом, лет в 40 отказало сердце. Но тогда мы не знали своей судьбы, просто жили и радовались каждому дню.

В 10-м классе к нам приехал новый молодой физрук Владимир Алексеевич Нефедов. И мы просто умирали со смеху, глядя, как он показывал на толстой Тане приемы самообороны – подсечку и бросок через бедро. На последнем фото “Владсеич” крайний справа рядом со своей “жертвой”. :-)

С Сережей Грыжиным он, очевидно, не рисковал связываться. Другим наверно боялся нанести увечье, по причине их хрупкости. Таня же своими формами внушала ему особое доверие, и он снова и снова лихо кидал ее через бедро на маты под дружный хохот одноклассников.

На этом фото Сашка Панфилов какой-то прилизанный и совершенно на себя не похожий. :-)

А еще у нас был Сашка Панфилов. Он заслуживает отдельного повествования. Этот парнишка достался нам от предыдущего класса. Я не думаю, что он остался на второй год из-за неуспеваемости. Он был совсем не глупым, просто был отъявленным хулиганом, оторвой и заводилой.

Он срывал уроки и верховодил во всяких сомнительных предприятиях. Как сказали бы сейчас, – был Лидером по натуре. Хотя конечно учиться ему было лень, и по-моему, он ни разу в жизни не делал уроки.

Темно-русые волосы, зеленые кошачьи глаза с каким-то сумасшедшим прищуром, когда он смеялся. Мне он чем-то напоминал любимого тогда актера – Николая Рыбникова. Не буквально конечно, а типажом.

Ладно скроенный, спортивный и всегда загорелый Сашка был предметом тайных воздыханий не одной девчонки нашей школы. Официально же считался кавалером кудрявой “Чуни”. Они, как тогда говорили, – “ходили”. :-)

Слава Петров “ходит” с Олей Одиноковой, Валя Кулыняк с Толей Кашкиным, а Таня Чушкина “ходила” с Сашкой Панфиловым. Кстати, ее будущий муж будет как две капли воды внешне похож на Сашку, но это уже совсем другая история.

А тогда их отношения были предметом сплетен и обсуждения класса и даже всего поселка. Страсти кипели почище мексиканских сериалов.

Сашка, как и полагается лидеру, не отличался особенной верностью, чем вызывал постоянные сцены ревности Чуни. В результате они перманентно находились в состоянии ссоры, и нам приходилось их постоянно мирить.

Песенка дождя катится ручьем,
Шелестят зеленые ветра…
Ревность без причин, споры ни о чем.
Это было будто бы вчера.

Первая любовь. Звонкие года.
В лужах голубых стекляшки льда…
Не повторяется, не повторяется,
Не повторяется такое никогда!

Почему это так будоражило всех, а не только милых, которые как известно “бранятся – только тешатся”, – непонятно. Наверно потому, что Сашка был “первым парнем на деревне”.

Он носил немыслимый клеш и яркие батники. Он первый из всех, классе в 7-м, когда даже девчонки об этом еще не задумывались, выкрасил волосы хной в огненно рыжий цвет, и потом не раз перекрашивался из блондина в жгучего брюнета.

Он курил, сквернословил и (О ужас!) пил самогон. :-) А кто тогда из нас не пробовал этой мутной жидкости? Но он это делал, не тайком, как все мы, а как-то свободно, ничего и ни кого не боясь. Он был, как я сейчас понимаю, внутренне свободен.

Подростки все ругаются матом… Мы в 13-14 лет не были исключением. Считалось каким-то особенным шиком, показателем взрослости что ли, разговаривать на матерном языке. Многие так до сих пор на нем и разговаривают. Простые слова, вернее междометия, остались лишь для связки. Но Сашка делал это виртуозно.

Меня всегда коробили матерные слова, но только не в его речи. У него это выходило как-то естественно. К тому же известное слово из трех букв он всегда заменял на слово “банан”.

Скажет кто-нибудь: “Дай прокатиться на велике!” А он: “А банан не хочешь?” И вот этот-то Банан намертво приклеился к нему в виде прозвища. По-моему, его до сих пор так зовут близкие друзья.

Из Банана неожиданно получился настоящий предприниматель. За время перестройки он сменил немало бизнесов. В нашем районном городке Ртищево у него был свой магазин, гостиница, а сейчас, кажется, пилорама. Хотя чему тут удивляться, ведь именно из хулиганов часто получаются успешные люди, в отличие от примерных учеников, превратившихся в ноющих неудачников.

Мы с Сашкой Бананом всегда дружили, как и полагается настоящему хулигану и отличнице. И даже в какое-то время наши дружеские чувства чуть не переросли в нечто большее… Но из влюбленности одноклассников обычно редко что получается. К тому же после неудачного опыта с Васей, ровесники меня больше не интересовали.

Мое сердце было отдано молодому физруку Малышеву Владимиру Александровичу, в народе Владсанычу. К несчастью его жены, мы с ним играли в школьном спектакле. Он был Онегиным, а я конечно Татьяной. “Я к вам пишу… Чего же боле? Что я еще могу сказать…”

Литературная любовь сыграла с нами злую шутку. Благо умница жена, спасая семью, вовремя увезла его из нашего поселка куда-то далеко под Москву.

К тому же, в это самое время из армии вернулся красавец-десантник Колька Поляков, старше меня лет на 5… И я безвозвратно погибла… :-)

ФОТО 2. Мой 9-й класс. 1975 год. Нижний ряд (слева-направо): Алла Елисеева, Сашка Панфилов, Таня Чушкина, физрук Владсаныч, Наташа Демченко, Вовка Васильев и Наташа Балашова. В верхнем ряду Витя Аникеев, Валя Кулыняк, Люда Фролова, Ваня Кирюшин, Оля Одинокова, Люда Кашкина и Надя Фетисова

На ФОТО 2. все почему-то невыносимо серьезны. Я сижу между своих двух “любовей” разных временных периодов – Владсанычем и Васей. :-) А Банан между Аллочкой и Чуней. Кто научил нас так смешно сложить руки, теперь уже не вспомнить.

Наша с Сашкой дружба осталось таковой навсегда, миновав этап влюбленности. Хотя уверена, Чуня имела серьезный зуб на меня, небезосновательно подозревая Банана в далеко не дружеских чувствах ко мне.

Пусть простят меня мои одноклассники. Все, кто остался за рамками моего рассказа. Новенькие и те, кто потерялся по дороге, и кто все же закончил школу вместе со мной.

И утонченная красавица Люда Фролова с иссиня черными, удивительно блестящими волосами и белоснежной кожей, так трогательно произносившая букву “в” вместо “л”.

И моя любимая подружка и наперсница всех моих девичьих тайн, неизбежно сопровождавшая меня в моих первых поездках к сестре в Москву на каникулы – Надя Фетисова.

И умницы Валя Кулыняк и Людмила Кашкина, закончившие после сельской школы серьезные ВУЗы.

И Оля Одинокова, сводившая с ума Славку Петрова, учившегося годом раньше,  своими огромными в пол-лица карими глазами… Не дождавшаяся его из армии… Но в итоге, после неудавшегося замужества, все же вернувшаяся к нему, и жившая счастливо до сих пор… Пока ее не разбил инсульт, из которого она теперь понемногу выкарабкивается.

И Витька Аникеев, мой сосед по первой парте на химии и биологии. Евгеша не допускала вольностей и рассаживала нас сама. И Ваня Кирюшин… И все другие

Простите меня все… Здесь я пишу про самых-самых характерных.

Я и мои две любимые подружки - Таня Чушкина и Надя Фетисова

Про самого лысого и самую кудрявую я уже упоминала. Правда хочется добавить, что роскошные каштановые кудри, доставшиеся Тане Чушкиной, к сожалению не принесли ей счастья. У нее очень рано от извечной российской беды – алкоголизма погиб муж, как я уже говорила, внешне очень похожий на ее первую любовь – Банана.

Она больше не вышла замуж, и так и осталась бездетной. Подурнела, очень сильно растолстела, гораздо сильнее, чем когда-то ее тезка. Ее жизнь проходит, как рейсовый автобус. Курсирует между стулом в отделении Сбербанка, где она работает кассиром, и диваном перед телевизором в одинокой квартире районного городка Ртищево, куда она вышла замуж сразу после школы.

Она, как все одинокие женщины с неудавшейся судьбой, удел которых зависть и злословие, стала активно распускать за моей спиной сплетни и небылицы, когда я вернулась в родной поселок после многих лет отсутствия.

Я встала после длительной болезни, похудела, помолодела стала финансово-независимой и с моим чудесным спасительным нони пришла к своим одноклассникам. К кому же мне было идти, если не к тем, кто знает меня с самого детства?

А может она запоздало мстила мне за Банана… Кто знает… Я не сужу ее… Мне ее просто жаль…

Я хотела помочь, поделиться настоящим чудом… Но увы, большинству из моих одноклассников уже ничего не надо в жизни.

Те, кто не уехал из дома сразу после школы, проведя долгие годы в замкнутом мирке маленького поселка или районного городка в 40 тысяч жителей, где все друг-друга знают, зациклившись на своих проблемах, уже ни во что не верят, ничего не хотят. В первую очередь не верят в себя. Так и умирают постепенно от болячек, безысходности и алкоголизма.

Они конечно знают о существовании другого большого мира, который где-то там далеко, но их совсем не тянет туда. Если уж в молодости не сорвались с места, то сейчас уж куда…

Мне, которая 7 раз круто меняла свою жизнь и начинала все с самого начала, с чистого листа, это немного странно и грустно… Но я понимаю их.

Тогда, в таком невозможно далеком 1976 году, никто из нас не знал, как сложится наша жизнь. Она была вся впереди, как и тысячи дорог, открывавшихся перед нами. Нам нетерпелось быстрей закончить школу, стать самостоятельными, вырваться из крепких объятий семьи и школы.

И наш последний звонок возвещал о свободе. Коричневые форменные платьица, которые мы давно шили себе сами или на заказ по своим фасонам, ослепительно белые фартуки с оборочками. Мне почему-то всегда ужасно нравилась школьная форма. Я не понимаю активную ненависть некоторых к этому неизменному атрибуту советских школ.

Весна 1976 года. Мой 10-й класс. Последний звонок.

Мы серьезно готовились к последнему выступлению. Разработали целый сценарий, репетировали сочиненные специально по такому случаю стихи и песни. У моих девчонок хорошие голоса, и наша вокальная группа выступала на всех праздниках, причем пели с огромным удовольствием, раскладывая песни на два голоса.

Вторую партию всегда вела Чуня своим низким, глубоким голосом. Справедливости ради надо сказать – у нее был отменный слух. В отличие от меня, которая с трудом могла удержать партию. Если со мной рядом кто-то вел другой голос, я обязательно “съезжала”. :-)

“Медведь на ухо наступил” – это у меня наследственное. Моя мама страдала полным отсутствием музыкального слуха, хотя безумно любила петь. Мои дела обстояли не так фатально, но гены – великая вещь. Я смутно догадывалась, что певицей мне не быть. :-)

После торжественной линейки с неизменным проносом на плече выпускника крохотной первоклашки в немыслимых бантах с бронзовым колокольчиком, отчаянно трепыхавшимся в дрожащих детских ручках, поздравлением первой учительницы и директора школы, фотографий на память, традиционных песен, стихов и слез, мы заперлись в классе… Одни…

Мы записывали на магнитофон, огромный ящик с магнитной лентой на бабине, свои мечты. Каждый говорил, кем мечтает стать и куда планирует пойти учиться или работать. Жаль, что эта запись не сохранилась… Интересно было бы услышать голоса из прошлого.

Теперь же только звонкая трель выпускных колокольчиков, запах сирени, да пожелтевшие черно-белые фотографии иногда переносят меня в непоправимо далекую и беззаботную юность… В мои воспоминания…

После традиционного застолья с учителями и родителями, которое даже не задержалось в моей памяти, и танцев, длившихся всю ночь, мы отправились встречать рассвет. Ночь была по летнему теплой…

Светало… Мы бежали взявшись за руки по степи в сторону розовой полоски, занимавшейся на горизонте, вопя во все горло от переполнявшей нас молодости, какой-то щенячьей радости и конечно изрядного количества выпитого. Потом молча стояли, любуясь восходом…

А еще через пару часов, оставив дома одинокую растерянную маму, я шла по дороге, вьющейся меж бескрайних робко зеленеющих полей… Вернее летела, не чувствуя под собой ног, с небольшим чемоданчиком и букетом незабудок в руках.

Чемодан был тяжелый… В нем лежали пара платьев и учебники для экзаменов не куда-нибудь, а в МГУ!!!  :-)

До города 20 километров… И может не повезти с попуткой… Но я не замечала тяжести…
Я шла в большую жизнь…

Понравился пост, я буду благодарна, если ты поделишься с друзьями:

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Наиболее популярные материалы


Похожие записи

8 комментариев на “Последний звонок. Воспоминания…”

  • Наташа, уже давно читаю Ваш блог, но только сейчас решила оставить комментарий. Настолько проникновенным и искренним получился у Вас пост! Спасибо Вам! Вы – удивительная женщина!

  • Спасибо большое, Марина! Я искренне рада постоянным читателям. Постараюсь почаще радовать вас новыми статьями…

  • Наталья, так получилось, что читаю только вторую вашу статью, но вы опять до глубины затронули моё сердце. Я тоже с ностальгией вспоминаю школьные годы. Я закончила школу 25 лет назад, но до сих пор мне снятся школьные парты, одноклассники, все молодые и красивые. Многое помню, но столько воспоминаний как у вас, не знаю, сохранилось ли в моей памяти. Вам можно даже брошюрку выпустить, очень хорошо пишете. Спасибо.

  • Ольга, так кто же вам мешает прочитать все остальное? Есть не менее интересные рассказы… ;-) И спасибо за похвалу… Особой заслуги правда моей нет. Оно как-то само пишется…

  • У нас тоже был очень дружный класс. А когда пришла в школу работать, то еще нескольео раз пережила это чудо – последний звонок со своими учениками, плюс со своими детьми. Сколько же было их – рассветов? Твоя статья напомнила мне мои переживания. Сегодня как раз встретилась с выпускницей, красавицей Настей. Есть в жизни прекрасные события и воспоминания о них, дающие радость бытия.

  • лина:

    Наташа, ты очень похожа на свою маму, действительно прекрасного человека. Всё действительно так как ты описала, только забыла упомянуть,что Таня Чушкина много лет ухаживала за парализованной мамай. А после ее смерти за отцем который не хотел жить без
    тети Тони. И ей было не до своей личной жизни.

  • Лина, нельзя забыть того, чего не знал.
    Вероятно это было в тот момент, когда я сама лежала парализованная, либо уже ездила по миру со своим Нони.

    Однако это не помешало Тане говорить за моей спиной, что Наташка все врет… :sad:
    Бог ей судья!
    И может быть, услышь она меня, может ее маме было бы легче уходить…
    Конечно ей тоже досталось, и мне больно за близких людей, у которых не сложилось, и давно уже не держу на нее обиду…

    И у меня вопрос – а кто такая Лина? Можно поподробнее? Я же не всех помню… ;-)

Оставить комментарий

Я не робот.

Обновления блога



Подпишитесь на мой блог! Введите Ваш email:

Доставляется FeedBurner