Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до…

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

Ей было тепло и радостно и вместе с тем удивительно спокойно. Вокруг разливался ровный желто-оранжевый свет, он обволакивал, баюкал ее… Было уютно лежать с закрытыми глазами, как в далеком детстве у мамы на руках. Хотелось, чтобы это никогда не кончалось…

А еще она почему-то знала, что скоро все закончится, что ей пора возвращаться, что ее ждут…
И почему-то ужасно не хотелось… Было страшно от неотвратимости возвращения…

Она открыла глаза и стала тревожно озираться по сторонам, пытаясь понять, где она. Какие-то трубки паутиной опутывали ее. Голова была тяжелая и не слушалась. Перед кроватью сидел Сергей…

- Зачем он здесь? Где я? Где Виталик? Почему его нет рядом? Пусть его позовут…
Ее охватила паника… Она заметалась на больничной койке…

Сергей попытался успокоить ее.
- Марина, все хорошо… Все уже позади… Сейчас ты поговоришь с Виталиком… Он дал ей телефон, и она услышала далекий и такой родной голос: “Мариша, я не мог прилететь. Как ты нас всех напугала… Слава богу, все обошлось… Я жду тебя дома.. Я люблю тебя…”

 

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

Все потихоньку стало становиться на свои места. Значит все это не приснилось ей. Все события последних дней стали всплывать в сознании рваными фрагментами. Стоило усилий связать их в логическую цепь. Память возвращалась с трудом…

Она вспомнила, как не хотела отпускать Виталика во Владивосток:
- Зачем нам эта проклятая машина! Впервые за 6 лет ты не будешь провожать меня на гастроли. Как же так! Это неправильно…
Как просила, просто умоляла его не уезжать, будто чувствовала, что что-то должно случиться.

Последнее время ее мучили головные боли… Удушливые сны и необъяснимая тревога выматывали ее сильнее работы. “Что ты хочешь, – говорила сестра, – у нас в роду все гипертоники. Вот и тебя накрыло. Выпей таблетку и все пройдет…”

Анальгетики с каждым днем помогали все меньше. Как-то остановилась на светофоре, и черная пелена внезапно заволокла глаза. Это продолжалось несколько секунд, но стало ужасно страшно… Надо бы сходить к врачу, но когда… То спектакли, то репетиции, то дома дел по горло с этой стройкой.

В ней проснулась непонятная и неприятная жажда денег. Почему-то было чувство, что ей срочно необходимо много денег. Никогда не была особо меркантильной… Сейчас же все время находилась в панике, – денег нет, а их нужно много. Не понимала для чего… Пока не понимала…

 

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

8 апреля 2005 года летела со своим ансамблем Дмитрия Покровского в Америку на гастроли и запись диска.

Приглашающая сторона – Пол Винтер, друг, композитор, музыкант-саксофонист… Направление – экологический джаз. Импровизация на фоне звуков природы – шума моря, водопада, криков птиц и даже китов…

Пол предложил ансамблю Покровского записать фольклорные песни для совместного проекта… После записи диска планировались недельные гастроли коллектива по Америке.

Уже в самолете она отключилась, провалилась в глубокий сон… 11 часов до Нью-Йорка, потом еще четыре машиной до репетиционной базы Пола она все время спала. Неделю репетиций не помнит вовсе…

 

На записи в первый день пела так, как никогда прежде… И как будто в последний раз…

И вдруг остановилась посреди куплета… Заявив, что больше не будет петь, ушла…

Диск потом все же смонтировали, собрали по кусочкам…

“Не близко от города, не далеко”/ “Nor close to town nor far” cd 1 треки 1-10 tracks. (01) и (03) треки (3 и 4 строка) солирует Марина Черкашина.

Больше не могла выносить эту головную боль… Все время смертельно хотелось спать… Быстрее спрятаться в спасительный сон… Никто не понимает, что происходит… В том числе и она…

Потом ничего этого она не вспомнит… Ей расскажут…

На второй день записи ее не стали будить, оставили в гостинице. Уехали на студию без нее…

Пол спросил, где Марина и, выслушав объяснения коллег, заявил, что ее необходимо показать врачу.

Вероятно у него был печальный опыт в таких делах. Кроме неадекватного поведения он заметил у Марины частичную парализацию, характерную для микроинсульта…

Оказалось, что родственник Диксона, владельца звукозаписывающей студии, работает врачом в госпитале неподалеку, всего в 15 минутах езды. Позже выяснилось, что это крупнейший нейрохирургический центр в Олбани.

В 5 утра 18 апреля 2005 года Марине сделали МРТ… Заключение звучало как приговор: Глеобластома головного мозга. Оставалось жить не больше двух суток… Оперировать надо было еще вчера…

К счастью ничего этого Марина уже не могла слышать. Она спала…

Необходимо было вызвать кого-то из близких родственников, чтобы подписать разрешение на операцию.

В соседнем отделении работал русский врач, кажется Алексей. С его помощью у нее выяснили телефон. Почему-то в забытьи она дала телефон своего первого, и пока еще официального мужа Сергея, чью фамилию она носит до сих пор.

Вообще-то многое из того, что с ней тогда происходило, она теперь не смогла бы себе объяснить…

Сергей, бывший дипломатический работник, по запросу госпиталя за 20 минут получил в консульском отделе американскую визу и уже через 13 часов был на месте. Подписал необходимые бумаги…

И вот она очнулась в этой больничной палате.

Сергей, когда-то оставивший ее ради другой женщины, теперь будто искупая свою вину, целую неделю не отходил от ее кровати. Был и нянькой, и сиделкой, и другом…

Через неделю она вернулась в Россию, в объятия любимого Виталика…

Ей в жизни “повезло”, если это вообще можно назвать везением… Разве можно было бы пережить такое без поддержки близких людей… Ее Людочка, ее единственная кровиночка…

Когда Марина вернулась домой, но еще не вернулась “оттуда”, лежала пластом, беспрерывно вопрошая: “Зачем, зачем же Господь меня оставил на этой земле!…” Дочь, вытянувшись веревкой, рыдая, лежала рядом. – “Мама, не говори так… А как же мы? Как же я?” Эта теплая, живая нить крепко держала Марину на краю бездны…

Сестра Татьяна… Ее любимая Танечка, буквально заменившая ей мать, два года жила на два дома… Выхаживала ее вместе в Виталиком…

Ей в жизни повезло с мужчинами. Проверено в беде… У нее был ее Виталик…

Только очень любящий мужчина мог терпеливо выносить капризы, истерики, бесконечные депрессии, последовавшие за операцией… Снова и снова просить, умолять, убеждать даже приказывать…, чтобы покормить с ложечки отказывающуюся есть жену. Другой давно бы ушел… Но Виталик нянчился с ней, как с маленьким ребенком…

У него хватало сил делать хорошую мину при плохой игре… Услышав от врача “вдохновляющий” прогноз: “Осталось от 3 до 6 месяцев…” – выходил из кабинета с широкой улыбкой, уверенно глядя в эти огромные в пол-лица вопрошающие глаза. Повторял как заклинание, как молитву: “Мариша, у нас все хорошо! Ты обязательно поправишься”.

30 лучевых на Примусе и 10 химий в госпитале Бурденко… Кто не знает, что это такое, пусть никогда не узнает…

Она жила на автомате… Выходила на улицу и видела, как навстречу идут покойники. Сотни, тысячи, миллионы покойников…

Она не понимала, зачем все это… Зачем человек живет, радуется, страдает, рожает детей, о чем-то мечтает, к чему-то стремится… Зачем? Когда все так бессмысленно… Когда все может внезапно закончится…

Особенно выматывала бессонница… Три года сплошной бессонницы и депрессии. Чем дольше не было сна, тем больше развивалось возбуждение и раздражение, что без снотворного не может обходиться… “Почему все это происходит со мной? За что?”

 

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

Спасала любимая работа… Давала хоть немного забыться, отвлечься от внутренней смертельной бездны, которая, казалась, никуда не ушла совсем, а только притаилась на время.

Целый год продолжалась официальная переписка с госпиталем в Олбани. Принимающая сторона, вызвавшая коллектив на гастроли, сэкономила на страховке. Оказалось, что операция по удалению опухоли головного мозга стоит 69 тысяч долларов. Таких денег у Марины не было.

 

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

Было очень стыдно и обидно за свою нищенскую жизнь. Солистка ансамбля Дмитрия Покровского музыкальной Мастерской театра на Таганке по штатному расписанию получала стыдно сказать сколько. Немного выручали гастроли, но это все равно была капля в море.

Ей приходилось брать официальные справки в театре о своей зарплате и отсылать их в Америку, в оправдание своей неплатежеспособности. Все это было ужасно унизительно. Закрадывались мысли, что наверное прийдется продать дом, в строительство которого было вложено столько души и сил.

Через год пришло официальное письмо, что с Марины снимается этот долг. Великое государство Соединенные Штаты Америки настолько великодушно, что взяло ее долг на себя. С души будто камень свалился…

Марина была благодарна… Благодарна всем… Врачу, сделавшему операцию… Правительству США, у которого существуют такие замечательные благотворительные программы… Первому мужу, мгновенно отреагировавшему и прянувшему единственно-верное решение… Любимой доченьке Людочке, сестре Татьяне… Родному Виталику с его бесконечным терпением и любовью… Лечащему врачу – Татьяне Михайловне Ттьяничевой, Андрею Владимировичу  Галанову – заведующему Отделением радиологии НИИ нейрохирургии РАМН академика Бурденко.

 

Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...

А еще она была благодарна Богу, в которого теперь безоговорочно верила. Она понимала, что только по его, божьей, воле все сложилось именно так, как сложилось. Как сказали бы сейчас – счастливое стечение обстоятельств!

Если бы она не поехала тогда на те гастроли, или они были несколько позже… Если бы не дала телефон Сергея, и если бы он не был дип.работником в прошлом… Если бы она не родилась в подмосковье, на которое распространяется федеральная программа финансирования. Один только сеанс химии стоил ей 120 тысяч рублей, а их было 10!

Если бы у нее не было ее Людочки, Татьяны, Виталика…

Если бы, если бы, если бы… Если бы еще много “если бы” не случилось, то ее уже давно бы не было на этой земле… А еще говорят, жизнь не терпит сослагательного наклонения…

Ей хотелось хоть как-то отплатить Богу… Она пошла в храм у себя в Мамонтовке… просто ноги сами понесли.

Оказалось, что этот храм построила ее давняя знакомая балерина Большого театра. Они случайно встретились с ней, когда она пришла за святой крещенской водой.

ТогМоя команда. Марина Черкашина. Жизнь до...да же Марине пришла в голову счастливая мысль… Она попросила приятельницу устроить ее в церковный хор – петь на клиросе. Ей казалось, что так она хоть немного отплатит Богу.

Больше полугода Марина вдохновенно пела в Храме… Особенно запомнилась Всенощная Пасхальная служба… Но депрессия и бессонница не отпускали. Жить по-прежнему не хотелось…

В марте 2008 года, спустя почти три года со дня ее второго рождения, в ее жизнь вошел Нони… Регент церковного хора принесла ей бутылку целебного сока…

Марина прочла в Откровениях Святого Иоанна Богослова Гл. 22.2: “Среди улицы его, и по ту, и по другую сторону реки его, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева – для исцеления народов”…

Она поняла, что Господь по-прежнему с ней, ибо больше нет на земле другого такого дерева… Кроме Мори́нды цитрусоли́стной, или Нони (лат. Morinda citrifolia) …

Так закончились ее испытания и началось возвращение к нормальной жизни… Возвращение к самой себе прежней…

Продолжение следует…

Копирование контента разрешено только при условии активной ссылки на первоисточник.

Если понравился пост, не забудьте поделиться с друзьями:
.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Наиболее популярные материалы


Похожие записи

6 комментариев на “Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до…”

  • [...] сайта « Моя команда. Марина Черкашина. Жизнь до… Главная > Моя команда > Моя команда. Марина [...]

  • Людмила:

    замечательно написано
    все как было со всеми подробностями
    спасибо Вам

    дочь Марины
    Людмила

  • Виктория:

    Нет слов Наташа,это просто невероятно.Сколько испытаний,сколько сил и терпения надо,чтобы такое пережить.Марина настоящий боец. :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!: :!:

  • Людочка, это не я писала… Моей рукой кто-то водил… Сколько перечитываю… Все время плачу…
    У тебя потрясающая мама – береги ее…

    А в Марине я не сомневаюсь. Не даром говорится: все, что нас не убивает – делает сильнее.
    Или – каждому дается по силам его…
    Виктория права – Марина настоящий боец!

  • [...] позвонила Марина и сказала, что она нуждается в моей спонсорской [...]

  • Нуридин Мирзоев:

    Здравствуйте! Читая Ваши рассказы и воспоминание поражаюсь сколько энергии как-бы помочь людям а я имея дар по исцелению молитвами стою в стороне хотя меня заставили дать интервью по результатам которого была выпущена брошюра “Исцеляйтесь кораном”.За 25 летнюю практику имею множество положительных результатов по любым болезням и вредным привичкам с людьми разных вероисповеданий. Также читаю по скайпу. Свои способности доказывал врачам после чего они превращалИсь в мои клиенты.Готов помочь обращаюшимся.Спасибо Вам.

Оставить комментарий

Я не робот.

Обновления блога



Подпишитесь на мой блог! Введите Ваш email:

Доставляется FeedBurner