“Мой первый друг, мой друг бесценный…”

Лена Мохова. Моя подруга и мой первый настоящий партнер.

Знакомьтесь - моя Лена

Мы с Наташей подруги такие: судьба нас свела, потом развела, а когда свела снова – как будто и не расставались. Все у нас по-разному, и мы совсем разные, но есть взаимная симпатия и доверие.

Когда Наташа приехала и рассказала о том, что происходило в ее жизни за последние 6–7 лет, что мы не виделись, я не могла и подумать, что тема сока нони в этом рассказе – главная. Потому что событий в Наташиной жизни хватило бы на несколько мексиканских сериалов. И все-таки именно появление сока стало поворотным: он вытащил Наташу из инвалидности, определил новую сферу деятельности, изменил образ существования.

В моей жизни все гораздо умереннее, потому и результаты – что по здоровью, что по доходам, – мягко говоря, умеренные… Однако я тоже могу сказать о повороте в судьбе. Нет неотложек из-за приступов мигрени; есть новые люди (и «старые», которых я вытащила из забытых записных книжек); появилась необходимость заниматься собой, вылезать из косности, бороться с любимыми комплексами. Да много чего еще…

То и дело я норовлю впасть в отчаяние: Люди не верят! Дела не идут!

И спасает меня единственная мысль: уж в здесь-то все зависит ТОЛЬКО от меня.”

Это скромное представление Лены самой себя… Автопортрет… :-) Краткость – сестра таланта! И в этом она вся…

Лена на первой своей школе Нефритов в Хорватии. Заповедник Плитвицкие озера, октябрь 2008

На самом деле ее жизнь даст фору любому мексиканскому сериалу. В ней тоже понамешено всякого.

Ее, девочку,  выросшую в интеллигентной семье московских шестидесятников, реализующих свою свободу на тесных кухнях под Окуджаву, родителям пришлось спасать от “секты”.

Ее первая школьная любовь, готовился поступать в Загорскую семинарию, что совершенно не укладывалось в атеистическое воспитание Лениных родителей.

Кстати, ее отец, Юрий прекрасно играл на гитаре и был потрясающим исполнителем русских романсов и творчества Булата Шалвовича Окуджавы. У меня в машине есть два диска, недавно восстановленные Леной со старых магнитных записей, и я в моих дальних путешествиях всегда с огромным удовольствием слушаю его оригинальное, ни на кого не похожее исполнение.

Так вот, спасая дочь от “мракобесия”, они услали ее на лето поварихой в геологическую экспедицию, что определило ее судьбу на долгие годы причем не лучшим образом. Таежная романтика, суровые бородатые мужчины, все было новым, непохожим на прежнюю жизнь. Она влюбилась и вышла замуж за геолога, который пил, как принято у российских мужиков.

Правда благодаря этому мы с ней и познакомились. Мой первый и единственный официальный муж, тоже был в некотором роде геолог, работал в экспедициях вместе с мужем Лены и дружил с ним. Как я сейчас понимаю дружил из-за Лены.

Золотая осень, Плитвицкие озера, октябрь 2008

У моего Игоря была тяга и какое-то особое чутье на умных, интересных, талантливых людей. Он сам был довольно непростой, щедро одаренной личностью, по ошибке пришедший в этот мир не в то время и не в том месте.

Он неплохо рисовал, читал философов, его настольной книгой был Монтень, немного писал стихи, но при этом был отъявленным тунеядцем и даже в то славное время привлекался по этому поводу. От тюрьмы его спасла только справка о невменяемости из института Сербского, купленная его сестрой.

Его страсть к геологии имела те же корни. Где как не в поле, в тайге, среди дикой природы в обществе бичей (БИЧ – бывший интеллигентный человек) можно было ощущать себя свободным.

Лена была той самой неординарной личностью, к которым так тянулся Игорь. Уже не помню по какому поводу, может после фильма “Звезда пленительного счастья”, про жен декабристов, может еще  почему, у нас зашел разговор о “настоящих русских женщинах”, и мой тогда еще не муж сказал: “Ты не знаешь настоящих русских женщин… Я тебя познакомлю с одной…” В его словах было столько искреннего восхищения, что мне стало любопытно.

Когда-то в юности Лена танцевала в ансамбле Локтева, она и теперь отдается танцу всей душой

И вот в один из вечеров он привел меня в дом к Лене. Это была обычная однокомнатная “типовая хрущевка” рядом с метро Беляево. Но в моих воспоминаниях она до сих пор остается самой необычной, из всех квартир на земле. Она светилась каким-то особым светом, уютом и теплом, и все благодаря этой маленькой необыкновенной женщине.

На крохотной кухне низко над столом висел необыкновенный абажур, струивший теплый молочный свет на пространство стола, за котором мы располагались. У Лены в руках были огромные спицы с вязанием. Мы пили необыкновенный чай и ели необыкновенный пирог с капустой, с пылу с жару, который Лена испекла прямо на наших глазах.

Я с детства терпеть не могла пироги, особенно с капустой, чем буквально доводила до отчаяния свою маму, которая за неимением других возможностей пирогами отмечала редкие праздники Новый год и Пасху. Но с того самого первого вечера у Лены я просто обожаю пироги с капустой, правда по прежнему только в ее исполнении.

На школе жемчугов. Юта, Прово, июнь 2009

Для меня, девочки, выросшей практически беспризорницей, видевшей маму только на уроках литературы в старших классах, продолжившей свое знакомство с жизнью в студенческом общежитии с его бесконечными пьянками и тусовками, а потом и в буровом вагончике, для меня все в этом доме было необыкновенно.

Мы о чем-то неторопливо беседовали читали стихи, и для меня открывался целый мир. Мир незнакомых книг, музыки, искусства. Ведь раньше я читала стихи только с мамой, гуляя под дождем, и то в основном школьную классику. Сейчас же я читала Ленины переводы грузинской поэзии и ее собственные стихи, которые мне казались совершенно гениальными…

Вот одно из них:

Терцины

Был у зимы большой запас
Морозов беспощадных, лютых.
И та зима была – для нас.

В снегу мы плыли бесприютно
На гребне ледяной скамьи
Под ветер, как под песню чью-то.

Нас не боялись воробьи,
Деревья, греясь, к спинам жались ‒
Мы были из одной семьи,

Одной надеждою держались.
Судьбою нашей управлял
Мороз, не знающий про жалость.

И два чугунных журавля,
Не изменяя поз любимых,
Смотрели в вихре февраля,

Как мы сидим неколебимо
В мечтах о доме и тепле.
С тех пор оконные глубины

И клетчатый, колючий плед,
Глухие шторы в доме старом,
В прихожей талый снежный след

Я почитаю Божьим даром.

Зима 1988/1989

Долгожданное счастье..

Лене было невероятно тесно в семейном мирке,  Она постоянно таскала нас по каким-то закрытым показам фильмов, выставкам, музеям и концертам. При этом она все время находилась в процессе творчества: она что-то вязала, шила, мастерила необыкновенные абажуры, сумки, украшения, создавала люстры из осенних листьев. Она даже преподавала художественное вязание в творческом кружке при музее декоративно-прикладного искусства.

Практически благодаря ей я дала согласие Тишину выйти за него замуж, исключительно по принципу: скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты. Но наши мужья существовали где-то рядом отдельно, в другом измерении. Хотя и периодически крепко доставали из этого своего мира. Обоих уже давно нет на этом свете, а о мертвых либо хорошо, либо никак.

Это не пятиглавый дракон. Это семь-Я! Всегда вместе...

Дочка Лены Маня всего на два-три года старше моей Нюси, но при этом была ей незаменимой нянькой. Они часами во что-то увлеченно играли в комнате. Маня делала ей прически и наряжала как живую куклу. Дочь была бесконечно счастлива, равно как и мы взрослые, имевшие возможность пообщаться без детских приставаний.

Благодаря Тишину я познакомилась с Леной, благодаря ему же мы с ней рассталась после развода с ним. Я очень тяжело переживала его измену и свой уход в никуда. Мне было ни до кого. Да и собственно уже некогда было ходить по гостям. У меня остались двое детей, и работа от зари до зари, чтобы их прокормить.

Потом меня вообще парализовало, то есть можно сказать, что меня не стало. В беде человек всегда один. Здоровые люди чувствовали себя неловко в моем присутствии, стеснялись своего здоровья. А мне было неловко, от их неловкости. Поэтому меня долгие годы окружали такие же больные и несчастные как я.

К этому времени Лена с огромными моральными и физическими потерями развелась наконец со своим геологом, и у нее началась совсем другая жизнь. Она вышла замуж за свою первую любовь – семинариста, от которого ее так безуспешно спасали родители, и наконец обрела свое счастье. Родила еще двоих детей погодок и погружена была в воспитание троих детей, работу редактора издательства … и свое непрекращающееся творчество.

Жила она теперь на Чистых прудах, по соседству с театром Современник. Пару раз, посещая театр, я забегала к ней в гости.

Настоящая "лавка древностей"...

Ее теперешний дом напоминает мне “лавку древностей”, потому что опять совершенно непохож на обычные квартиры. Он полон каких-то старинных предметов, прикасаясь к которым, ты словно прикасаешься к вечности.

В доме всегда много цветов...

А еще в нем всегда живые цветы в каких-то необыкновенных вазах. В зависимости от сезона это подснежники, фиалки, ландыши, купавна, черемуха и сирень, незабудки и ромашки, тюльпаны и пионы. Зимой – вязанки сушеных трав, цветов и колосьев, наполняющих воздух неповторимым степным или лесным ароматом.

Встречаясь с ней, мы взахлеб общались по нескольку часов к ряду, ошеломляя друг друга событиями происходившими в нашей жизни. Но теперь это было совсем редко – пару раз почти за 20 лет.

За это время я уже успела сойтись и разойтись со своим вторым гражданским мужем. На моих руках уже было 4 детей и беспомощный спившийся человек. Меня уже парализовало после смерти мамы, и я уже потихоньку начинала жизнь сначала.

Когда нони вытащил меня из всего того ужаса, в котором я пребывала долгих 10 лет, то естественно я задумалась, с кем поделиться этим чудом. Ведь если мне за что-то это дали, то я просто не имею права не нести это дальше.

Я подняла свои записные книжки. И конечно Лена была одной из первых в этом списке. Но наша встреча все как-то не складывалась. В моем сознании ни на секунду не возникала мысль, что Лена может заняться сетевым бизнесом. Надо знать ее, чтобы понять насколько это понятие с ней несовместимо. Но поделиться с ней замечательным продуктом я должна была обязательно.

После всех отказов, принятых и не принятых мной от родных и близких, после микро-инфаркта, незамеченного мной благодаря нони, я уже не начинала говорить о нони прямо с порога. Наша встреча проходила как обычно: мой отчет о прожитых годах затянулся, слишком много воды утекло за последние десять лет. О нони было сказано просто вскользь, как о средстве вытащившим меня из инвалидности.

Вот на этой кухне, под этим знаменитым абажуром с бирюзой, начиналась наша история нони

На кухню был срочно вызван муж Саша. Лена потребовала повторить об этом замечательном продукте. А еще через несколько минут, прямо на кухонном столе, в свете лампы под абажуром, до боли похожим на тот первый, Лена уже подписывала контракт, и мне была вручена баснословная (тогда еще для меня да, думаю, и для них тоже немалая) сумма денег, равная двум моим месячным пенсиям. Я была ошеломлена, ошарашена, но и окрылена таким успехом.

Это была моя первая настоящая победа, так как в лице Лены я наконец обрела не простого благодарного потребителя, я вновь обрела друга и настоящего партнера.

Вот такие стены в Ленином доме сейчас :-)

Потом будет еще приходить много людей, которые будут просто пить сок, будут делать вид, что строят бизнес, будут действительно пытаться его строить, но по сути таких как Лена у меня до сих пор больше нет. Потому что с ней опять в мою жизнь вошло много интереснейших вещей, концерты, музеи, выставки, путешествия и даже постановки спектаклей. Ее творческая натура не позволяет ей замыкаться как мне только на бизнесе.

Лену постоянно окружают совершенно необыкновенные люди. Она просто притягивает их к себе как магнит. А еще она притягивает к себе всех, кто нуждается в помощи: от людей до собак. Она как мать Тереза постоянно кого-то спасает и решает чьи-то проблемы. То везет бульон в больницу через весь город малознакомой раковой больной, то участвует в благотворительных базарах в детском интернате для неполноценных детей, то находит для кого-то работу…

Ее дом на Чистых прудах, постоянно полон каких-то людей, и всех она накормит, выслушает, поддержит. Это дом, в котором тебя примут всегда, днем или ночью, нуждаешься ли ты в помощи, или наоборот, хочешь разделить свою радость. И она страдает или радуется вместе с тобой.

Моя команда поддерживает меня перед моим первым выступлением на европейской школе Нефритов. октябрь 2008

Очень важно, когда тебя в бизнесе поддерживают близкие тебе люди. У нас с Леной одно дело, одна миссия. Она поддерживает меня в трудную минуту и умножает радость. Я очень радуюсь ее успехам^ и мы вместе путешествуем по нашей удивительной планете благодаря компании Tahitian NONI International.

Лена  – необыкновенный человек! Я просто бесконечно благодарна судьбе (и конечно нони :-) ) за новую встречу с ней.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Наиболее популярные материалы


Похожие записи

7 комментариев на ““Мой первый друг, мой друг бесценный…””

Оставить комментарий

Я не робот.

Обновления блога



Подпишитесь на мой блог! Введите Ваш email:

Доставляется FeedBurner